«Новая газета» выпустила фильм к 15-летию теракта в школе Беслана

время публикации: 28 августа 2019 г., 18:09 | последнее обновление: 28 августа 2019 г., 18:10

Сотрудники «Новой газеты» опубликовали документальный фильм «Школа номер один» о теракте в Беслане, которому в этом году исполняется 15 лет. В картине вновь перечислены факты и выводы, которые не вписываются в официальную версию событий. Перед зрителем также ставится вопрос о том, почему трагедия в Беслане была практически сразу забыта обществом и какие последствия это имело для России.

«Наш фильм — не только о том, что на самом деле произошло в Беслане в сентябре 2004 года. Но и о том, как и почему страна согласилась поскорее забыть случившееся. О том, как все мы приняли правила игры, предложенные нам государством после теракта. И о том, как вся нынешняя политическая система России выросла из бесланской трагедии», — говорится в анонсе.

1 сентября 2004 года группа вооруженных террористов захватила школу N1 в Беслане и находилась в заминированном здании с заложниками в течение трех дней. Власти заявляли, что боевики удерживают 354 человека. Настоящий масштаб трагедии был другим — заложников оказалось 1128. Но Москва намеренно распространяла лживую информацию, чтобы уменьшить резонанс. Однако этот обман только ухудшал положение заложников, провоцируя террористов на агрессию.

Потом выжившие заложники рассказали, как бесились и «зверели» (по выражению одной из спасенных старшеклассниц) боевики, когда по новостям передавали цифру «354». Девочка сказала, что после трансляции этой информации детям перестали давать воду из-под крана. Поэтому маленькие заложники были вынуждены писать в стаканы, которые им дали взрослые, и пить свою мочу.

Подчеркнем, что власти при этом заранее знали об истинном числе заложников. Вечером 3 сентября, уже после основного штурма, об этом проговорился советник президента России Асламбек Аслаханов. На площадке возле городского Дворца культуры он пытался говорить правду, но чаще уходил от ответа, например, когда звучали страшные вопросы о том, сколько же погибло заложников. Но когда его спросили, почему он не приехал на переговоры с террористами сразу же, по их первому требованию, Аслаханов сказал: «Я им позвонил и спросил: а о чем мне с ними вообще говорить, чего они хотят, есть ли у нас повод для разговора? Они мне ответили: «Повод — 1200 человек заложников, среди которых большинство — дети».

Террористы сразу стали озвучивать свои требования, в частности, звучал ультиматум по выводу российских войск из Чечни. Федеральные власти от переговоров отказывались. Фактически, сразу же был выбран силовой сценарий решения проблемы, создававший дополнительные риски для заложников, особенно малолетних детей.

Штурм школы начался после двух прогремевших в учебном заведении взрывов, причины которых так и остались до конца невыясненными. В ходе штурма здания школы велся шквальный огонь, пишет Znak.com. Кроме того, применялось тяжелое вооружение — по зданию били из реактивных огнеметов, гранатометов и танков. В таких условиях высокий шанс спастись был только у тех заложников, которые сохранили возможность самостоятельно передвигаться и сумели покинуть здание в первые минуты после начала штурма.

В результате теракта погибли 334 человека, в том числе 186 детей, 10 спецназовцев, свыше 800 человек получили травмы, многие остались инвалидами. Для захоронения огромного числа погибших в Беслане пришлось огородить новое кладбище.

В первые дни после трагедии была выдвинута официальная версия — все заложники в спортзале погибли от взрывов бомб, террористы стреляли в спины выжившим, а спецназовцы пошли на спонтанный штурм без бронежилетов. Местные жители не верили официальному следствию. Поэтому была создана независимая парламентская комиссия для расследования обстоятельств трагедии.

В ходе работы комиссии стало понятно, что главной целью спецоперации силовиков в Беслане было уничтожение террористов, а не спасение людей. Под давлением общественности официальное следствие признало факт стрельбы по школе из огнеметов и гранатометов, но заявило, что эти виды вооружения применялись, когда в школе уже не было заложников. Эта позиция была опровергнута в ходе судебного процесса над единственным выжившим террористом Нурпашой Кулаевым.

На суде стало понятно, что ни одно взрывное устройство, установленное боевиками, в момент первых двух взрывов не сработало. Первый взрыв прогремел в районе крыши спортзала, после чего через зал пролетел огненный шар. Второй взрыв прозвучал в другом конце спортзала, тоже со стороны крыши. Вывод напрашивается один: по учебному заведению били с расположенной рядом пятиэтажки из ручных гранатометов и огнеметов. Это подтверждается и найденными на крыше пятиэтажки тубусами от огнеметов «Шмель».

Сразу после загадочных взрывов в спортзале школы, где находились заложники, начался пожар. Однако пожарным не давали тушить кровлю школы — их пустили, когда крыша уже обрушилась. Герои фильма «Новой газеты» считают, что тушение оттягивали для того, чтобы были уничтожены свидетельства «воздействия неизбирательных видов оружия» с улицы.

Официальная версия гласит, что все заложники погибли в спортзале в результате первых взрывов. Общественное расследование показало, что основная часть заложников погибла в других частях школы: в столовой, классах, мастерских, которые не были заминированы. Люди там погибли в ходе штурма.

После спецоперации власти постарались уничтожить все улики. Это затруднило любую попытку оспорить официальную версию. Часть школы спешно снесли и вывезли на свалку, где позже были найдены фрагменты человеческих тел.

Многие из террористов, участвовавшие в захвате школы, имели опыт сотрудничества с государственными спецслужбами и силовыми структурами. Об их передвижении и предстоящем захвате некоего объекта силовые структуры Северной Осетии были проинформированы заранее. Среди боевиков были агенты спецслужб, некоторые должны были сидеть в тюрьме, но почему-то оказались на свободе, а потом в Беслане.

Игра с террористами, внедрение и попытка их завербовать с целью получения информации привела к тому, что боевики знали о шагах правоохранительных органов. При этом их было не 32, как говорится в официальной версии, а 50-60 человек, утверждают свидетели.

До суда так и не дошло большое «дело Беслана»: расследование, в рамках которого должны были назвать виновных в том, что захват школы вообще состоялся, и в том, что погибло так много людей.

Позиция власти однозначна — никто кроме террористов в бесланской трагедии не виноват. С выводами официального следствия почти совпало и расследование парламентской комиссии, которой руководил вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин.

Торшин и позднее выполнял щекотливые задачи, связанные с работой российских спецслужб. Так, его имя фигурирует в американском расследовании о вмешательстве РФ в выборы в США в 2016 году (протеже Торшина Мария Бутина пыталась завязать знакомства в американской политической элите, и в итоге была приговорена к тюремному сроку как «кремлевский иноагент»).

Торшин также упоминался в испанском расследовании, касающемся деятельности «русской мафии». В 2010-2013 годах сенатор якобы давал указания членам «таганской» ОПГ » отмывать деньги через банки и покупать недвижимость в Испании». Об этом ранее сообщало радио «Свобода». Торшина даже называли «казначеем мафии».

Движение «Голос Беслана» в 2007 году обратилось в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Через пять лет Европейский суд по правам человека ответил пострадавшим в трагедии, признав вину РФ в том, что при штурме применялась военная техника «неизбирательного характера», что привело к гибели большого количества заложников. Кроме того, было нарушено право людей на жизнь. Спустя еще пять лет ЕСПЧ обязал Россию выплатить пострадавшим от теракта в Беслане почти 3 млн евро.

Трагедия в Беслане изменила весь политический климат в стране. После теракта Владимир Путин отменил выборы губернаторов, фактически нарушив важнейший конституционный принцип федеративности, отраженный даже в названии государства. Также усилился государственный контроль над СМИ. Например, был уволен Раф Шакиров, который в 2004 году руководил «Известиями». Произошло это после того, как издание выпустило плакатный номер с фотографиями на тему теракта в Беслане.

Государство ясно озвучило свою позицию: больше никаких переговоров с террористами и никаких гарантий тем, кто оказался в заложниках, даже детям.

«Цензура, отмена выборов — это главные последствия Беслана, которые привели к абсолютизации существующей власти, — считает издатель «Новой газеты» Дмитрий Муратов. — Гарантированной Конституцией свободы слова больше не существует. И самое главное — народное сознание было подготовлено к главному контракту на будущее — о том, что мы готовы отдать любые свои свободы в обмен на безопасность. Лишь бы не повторилось то, что мы видели. После Беслана перестала звучать нарративная фраза: народ должен знать правду. Этот принцип отменен. Народ должен быть в безопасности, а правда — да и хрен бы с ней».

Добавить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

<a href="http://www.mt5.com/ru/" target="blank">Форекс портал"</a>
Дешевый хостинг

Последние новости

Поиск по архиву

Поиск по дате
Поиск по рубрикам
Поиск с Google
Войти | Дизайн от Gabfire themes, redizayn by Admin V.6.0 Top